Кризис в россии что будет дальше

Кризис в России — полный анализ

В России происходит масштабный структурный кризис, охвативший все отрасли экономики и все сферы общественного сектора. Как так вышло, что с этим делать и как теперь жить? Разберемся в статье.

Не первый масштабный кризис

Нынешний кризис — далеко не первый на памяти нынешних поколений россиян. В этой статье читайте про историю российских кризисов.

В 1998 году в ситуации азиатского финансового кризиса страна не смогла расплатиться по долгам и объявила дефолт. Уровень жизни населения снизился, инфляция выросла, но результатом кризиса стал очень долгий рост национальной экономики. Фактически, уже 1999 год ознаменовался ростом, который продолжился вплоть до 2008 года.

Российский кризис 2008 года также был вызван не внутренними причинами, а внешним шоком. Ипотечный кризис в США поразил всю мировую экономику, не было ни одной страны, которая не ощутила бы замедления экономики в результате лопнувшего пузыря дутых американских ипотечных облигаций. Здесь читайте про начало и развитие мирового кризиса в 2008 году.

Текущий кризис

Современный российский кризис начался в 2014 году, когда стоимость нефти упала до 57 рублей за баррель. Результатом стало падение национальной валюты.

Еще одна причина кризиса — агрессия против Украины, разворачивавшаяся на двух «направлениях», в Крыму и на Востоке соседней страны. В результате конфликта с Украиной Россия оказалась под прессом чувствительных санкций, которые ограничили доступ отечественного бизнеса к зарубежным капиталам и технологиям.

Наконец, самое главное, в свете двух внешних шоков усугубились структурные проблемы российской экономики: высокая доля государства в экономике, низкая конкурентоспособность российских компаний на мировых рынков, чрезмерная зависимость бюджета от экспорта углеводородов, высокий уровень коррупции и общая неэффективность государства.

Вот уже 4 года прошло, а в 2018 году кризис и не думает заканчиваться. Россия вступила в эпоху стагнации, которая будет характеризоваться незначительным экономическим ростом в пределах 0,5 — 2%, медленным падением уровня жизни и реальных доходов населения. Единственный позитивный момент заключается в том, что россияне привыкли к вялотекущему экономическому кризису и сегодняшняя ситуация не воспринимается катастрофической.

Когда Россия выйдет из кризиса

Есть два сценария выхода России из кризиса, за счет внешних и за счет внутренних факторов.

Серьезный рост цен на нефть может привести к выходу страны из кризиса, даже несмотря на внутренние проблемы. Как это уже было в 2000-е годы, внутренние проблемы просто зальют нефтяными деньгами. Конечно, большая часть неожиданных доходов, как и прежде, достанется олигархам и приближенным к власти элитам, осядет на счетах зарубежных банков и превратится в престижную недвижимость далеко от границ России, и все же рост доходов заметят все жители страны.

Серьезные реформы также могут привести к выходу страны из кризиса. Сделать нужно немало. Перераспределить расходы бюджета, чтобы меньше денег шло на оборону и больше — в развитие человеческого капитала, на школы, больницы и науку. Серьезно снизить уровень коррупции, чтобы большая часть бюджетных расходов давала результат в форме новых дорог, высоких зарплат бюджетникам, современного оборудования в медицине и образовании, а не превращалась в элитную недвижимость за рубежом. Навести порядок в судах, полиции и спецслужбах, а также уменьшить масштабы бюрократии и самоуправства, чтобы улучшить бизнес-климат и увеличить количество рабочих мест за счет открытия новых предприятий и расширения масштаба бизнеса существующих.

Что делать простым людям

Как видно, оба сценария выхода из кризиса представляются малореальными, поэтому нужно потуже затянуть пояса и готовиться к худшему. Кризис может продлиться следующие 10 лет, а в результате вылиться во что-то еще более серьезное.

Несмотря на кризис и проблемы вокруг, нужно учиться зарабатывать больше, делать сбережения и преуспевать. Выход из кризиса сегодня может быть только личный, но никак не коллективный, кстати, россияне, в основном, это уже поняли.

Кстати, а что с экологией?

С учетом всех проблем, свалившихся на простых россиян, мало кто задумывается об экологии. Даже у правительства страны руки до природы доходят в самую последнюю очередь. Это видно уже из названия профильного ведомства — Министерство природных ресурсов и экологии, то есть ресурсная составляющая у правительства на первом месте, сложно их за это винить, учитывая насколько важна эксплуатация полезных ископаемых и природных ресурсов для бюджетной устойчивости.

Тем не менее, нельзя не заметить, что текущий экономический кризис отражается и на природе, что приводит к масштабному экологическому кризису, развивающемуся в стране. Читайте статью про экологический кризис в России.

Мы также одной строкой ответим на популярные вопросы про кризис в России.

Есть ли кризис в России?

Да, уровень жизни за последние годы упал, экономика в стагнации.

Каковы причины экономического кризиса в России?

В первую очередь, внутренние проблемы. Высокая доля государства в экономике приводит к тому, что многие российские предприятия, в частности, крупнейшие компании, а также высокотехнологичные фирмы оказались неконкурентоспособными и подверженными коррупции. Плохая работа государственных институтов и правоохранительной сферы дает результат в виде плохого инвестиционного климата. В результате, многие талантливые люди не хотят делать бизнес в России и уезжают за рубеж. По тем же причинам крупные частные компании, а также крупные предприниматели, вместо того, чтобы развивать бизнес в России, стремятся вложить деньги в более надежные или более перспективные экономики других стран. В то же время, иностранные инвесторы также не спешат вкладывать деньги в российскую экономику, предпочитая либо более надежные, либо более перспективные альтернативы. Добавьте к этому плохое состояние общественного сектора, то есть низкий уровень здравоохранения и невысокий уровень образования, в особенности, высшего и среднеспециального образования. Результатом проблем в общественном секторе становится низкий уровень человеческого капитала, то есть природные таланты людей оказываются невостребованными, нераскрытыми или «зарытыми» по разным причинам, например, потому что человек не получил хорошее образование, либо стал нетрудоспособным в результате плохого лечения.

В чем суть кризиса?

Суть кризиса в том, что жители страны зарабатывают меньше, чем могли бы, исходя из своих навыков и талантов.

Война на Украине и кризис в России связаны?

Война в Украине добавила проблем, так как привела к санкциям, наложенным на Россию. Санкции мешают российской экономике развиваться, но это не основная причина кризиса.

Демографический кризис в России ухудшается?

Да, как и прежде, прогнозы говорят о том, что население страны будет уменьшаться. В ситуации кризиса рождаемость в стране уменьшилась.

Когда закончится кризис?

На сегодняшний день реалистичного сценария выхода из кризиса не просматривается, так что пока не понятно, когда он закончится.

А каковы прогнозы экспертов?

Официальные прогнозы обещают рост в пределах 0,5 — 2% ВВП в год, но это стагнация, а не выход из кризиса. На сегодняшний день выход России из кризиса не прогнозируется.

Что потребуется для преодоления кризиса?

Очень сильно увеличить эффективность государственного управления в стране и снизить коррупцию.

Когда закончится кризис? Официальные прогнозы и мнения экспертов

Банки Сегодня Лайв

Статьи, отмеченные данным знаком всегда актуальны. Мы следим за этим

А на комментарии к данной статье ответы даёт квалифицированный юрист а также сам автор статьи.

Кризис 2014-2015 годов все еще напоминает о себе. Это видно по табло с курсами валют (которые почему-то запретили), по ценникам в магазинах и по реальному уровню жизни населения страны. Чиновники отчитываются о росте экономики и благосостояния народа, но независимые исследования с ними не согласны. Попробуем разобраться, кто из них прав и когда стоит ждать настоящего завершения кризиса.

Что следует считать кризисом

То, что происходит в российской экономике с 2014 года, называют по-разному: это и валютный кризис, и сырьевой, и внешнеполитический. В отличие от предыдущего кризиса 2008-2009 годов, нынешний развивается преимущественно в России и других постсоветских странах, а причины его понятны многим.

Чтобы «поймать» момент, когда с кризисом будет покончено, нужно понимать, как он вообще проявляет себя в экономике и жизни россиян.

Если прошлый кризис начался с Соединенных Штатов, то истоки нынешнего, по большей части, связаны со структурными проблемами российской экономики и совпадением сразу нескольких событий.

Считается, что причиной кризиса, который начался с 2014 года, стало сочетание сразу нескольких факторов:

  • введения странами ЕС, США и некоторыми другими нескольких пакетов внешнеэкономических санкций (и, соответственно, российский ответ в виде контрсанкций) из-за Крыма и Донбасса;
  • резкого снижения цен на нефть на мировом рынке при том, что продажа нефти серьезно пополняла российский бюджет;
  • как результат этих и других факторов – снижение курса российского рубля вдвое (изначально – втрое, с последующим частичным возвратом).

Некоторые экономисты считают падение покупательной способности российского рубля следствием, а не первопричиной кризиса. Но мы будем рассматривать влияние кризиса преимущественно на жизнь простых людей.

Именно сочетание нескольких факторов привело к дальнейшим проблемам в экономике России. Самая серьезная из них – падение реальных доходов населения, которое продолжалось почти 5 лет (по некоторым оценкам оно продолжается и сейчас).

Но было бы наивно считать, что проблемы в экономике России начались в 2014 году. Реально они накапливались годами, а с введением санкций и снижением цен на нефть проблемы лишь проявились, и это затронуло практически все население страны.

Что бы ни говорили чиновники, российская экономика была зависимой от экспорта сырья. С ростом цен на нефть, газ и другие природные ресурсы бюджет получал все больше денег, это стимулировало экономику к росту. Рост закончился в 2013 году – цены выросли до рекордных, но темпы роста ВВП начали падать.

В остальных сферах экономики ситуация также была не очень радостной. Кроме «сырьевой иглы», страна зависела от технологических товаров, продовольствия и многих других импортных товаров. В самой экономике инвестиционная и потребительская активность падала еще с 2009 года.

Все это и стало причиной кризиса. Сильнее всего россияне почувствовали его последствия в 2015 году. Буквально за пару месяцев рублевые накопления обесценились вдвое относительно доллара, цены начали расти все быстрее, а Центробанк резко ограничил кредитование.

В дополнение ко всему, это накладывается на политические перемены: теперь заграница нам официально «не друг», отпуск за рубежом резко становится дороже, а с полок магазинов исчезают импортные продукты питания.

Кризис обернулся для россиян многочисленными проблемами:

  • рост цен на товары и услуги: инфляция ускорилась до двузначных чисел;
  • дорогая иностранная валюта;
  • заморозка зарплат на прежнем уровне, а у некоторых работников их снижение;
  • заморозка пенсий, медленный их рост, отмена перечислений на накопительную пенсию и отмена индексации работающим пенсионерам;
  • отсутствие качественных импортных товаров;
  • недоступность кредитов из-за высоких ставок и более жестких требований к заемщикам;
  • снижение потребительского спроса.
Читать еще:  Как узнать баллы на карте лукойл

Соответственно, об окончании кризиса можно будет объявить, когда все эти проблемы будут решены (то есть, показатели вернутся на докризисный уровень). Где-то это уже произошло, где-то финал еще далеко. Что же изменилось за 5 лет с начала кризиса – пробуем разобраться дальше.

Что изменилось за 5 лет

Первое и главное, что волнует всех и каждого – это уровень дохода. И не просто сумма дохода в рублях, а количество товаров, которые можно на них купить. Другими словами, самый важный показатель всех экономических реформ с точки зрения обывателя – это динамика реальных располагаемых доходов населения.

Реальные – означает, что показатель учитывает уровень цен. Располагаемые – означает, что учтены также обязательные платежи вроде налогов и социальных отчислений.

Динамику реальных располагаемых доходов россиян можно увидеть на графике:

Видно, что пик падения реальных доходов пришелся на 2016 год. Частично это произошло из-за того, что правительство решило заменить одну из двух индексаций пенсий единоразовой выплатой в размере 5000 рублей, а выплатили ее только в 2017 году.

Интересно, что первая версия статистических данных показывала в 2018 году рост реальных доходов ниже 100%. Но потом правительство оперативно заменило команду руководителей Росстата, и цифра перешла уже в «зеленую» зону.

Рост реальных доходов в 2018 году объясняется в основном тем, что Банк России предпринимает серьезные меры по стабилизации уровня цен и остановке инфляции. И действительно, за последние 2 года инфляция находится на рекордно низком уровне:

Мы не беремся судить, насколько приближены к действительности цифры, публикуемые Росстатом. Ведомство использует сложные формулы, которые, по идее, должны учитывать широкий спектр цен на товары и услуги для всех слоев населения.

К сожалению, далеко не все могут говорить о росте доходов хотя бы на величину инфляции. Согласно закону, работодатель обязан повышать зарплаты работникам на этот процент, но реальности это есть далеко не везде (максимум на государственной службе).

Пенсии тоже росли не очень быстро, особенно по отношению к инфляции 2014-2016 годов. С 2017 года индексация вернулась, но рост выше инфляции пенсионеры увидели только с начала 2019 года.

Поэтому, если руководствоваться критерием реальных доходов населения, кризис еще продолжается. Но если брать во внимание только уровень инфляции – Банку России удалось сделать ее ниже докризисного уровня.

Еще регулятору удалось активизировать кредитование. В 2018 году зафиксирован рекордный объем ипотечного кредитования, а средние ставки впервые в истории опустились ниже 10% годовых. Учитывая, что в декабре 2014 года ключевая ставка была повышена до 17% годовых, рынок вернулся на докризисный уровень, а в чем-то даже обогнал его.

Что касается курса доллара – законы экономики таковы, что вернуть его на докризисные 30 рублей не получится уже никогда. Более того, Банк России сознательно не позволит это сделать – чтобы не ухудшить положение ключевых экспортных отраслей (которые получают доходы в долларах, а расходы несут в рублях).

Поэтому к коридору в 60-70 рублей за доллар стоит привыкнуть – иного варианта быть не может.

Импортные товары из стран, которые ввели санкции против России, на российские прилавки в обозримом будущем тоже не вернутся. «Продуктовые» контрсанкции привязаны к «основным» санкциям Запада – а они, в свою очередь, привязаны к разрешению проблемы Крыма и выполнению Минских соглашений на Донбассе.

Импортозамещение, которое должно было заменить западных поставщиков, проводится, но не так быстро, как хотелось бы.

Поэтому о преодолении кризиса в этой сфере можно будет объявить только при отмене санкций или качественно ином росте импортозамещения.

Преодоление кризиса во многом будет зависеть от конъюнктуры на мировых сырьевых рынках. Сейчас можно констатировать, что рынок нефти постепенно стабилизируется на значении около 70 долларов за баррель марки «Urals»:

Силуанов отводит России три года: Потом рубль рухнет, пенсии заморозят

В случае глобального обрушения цен на нефть кремлевской «кубышки» хватит на очень недолгий срок

Министр финансов, первый вице-премьер Антон Силуанов заявил, что в случае падения цен на нефть до 25−30 долларов за баррель резервных денег из Фонда национального благосостояния (ФНБ) хватит России на три года. В этот период государство сможет выполнять бюджетные обязательства и поддерживать курс национальной валюты.

«Наша с вами бюджетная политика позволяет обходить эти риски до трех лет, выполняя все свои обязательства с накопленными резервами. Поэтому в этой части у нас не будет столь сильной волатильности курса, если такая ситуация случится, поскольку будут использованы дополнительные валютные интервенции из Фонда национального благосостояния. Это снизит давление на волатильность рубля», — сказал Силуанов.

Незадолго до министра финансов о пользе ФНБ высказался и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. По его словам, решение Владимира Путина о создании Стабилизационного фонда спасло российскую экономику от тяжелых последствий во время кризиса 2008−2009 годов.

Сейчас цены на нефть находятся на комфортном для России уровне и даже немного растут. В среду, 25 декабря баррель Brent торговался на уровне 67,5 доллара. Однако, по словам Антона Силуанова, риск снижения нефтяных цен в 2020 году и далее есть, например, если не будут достигнуты очередные договоренности между странами ОПЕК+ о сокращении добычи нефти.

Правда, снижение до 25−30 долларов за баррель пока официально не прогнозируется. Например, в базовом прогнозе Минэкономразвития на следующий год указана средняя цена в 57 долларов за баррель Urals. В консервативном прогнозе приводится цифра в 42,5 долл. за баррель.

Но рынок нефти весьма не предсказуем, и некоторые эксперты не исключают, что в ближайшие годы возможно и падение до 25 долларов. Даже Центральный банк в рисковом сценарии допустил, что в первом полугодии 2020 котировки могут опуститься до 20 долл/барр. из-за замедления темпов мировой экономики и меньшего спроса на энергоносители в мире. К рискам стоит добавить также перепроизводство американских сланцевых компаний и срыв договоренностей ОПЕК+.

В этом случае, с одной стороны, вроде бы хорошо, что резервных средств России хватит на три года. Но что государство будет делать дальше? Конечно, можно надеяться, что за эти годы произойдет восстановление. Например, после того, как в начале 2016 года цены рухнули ниже 30 долларов за баррель, уже в середине 2018 они подскочили почти до 80, а затем скорректировались на нынешних 60−65.

Но если нефтяной кризис продлится дольше? Мы постоянно слышим заявления о том, что Россия «слезла с нефтяной иглы», но выходит, что это совсем не так. К тому же, похоже, что аргументы о том, что стране необходимы резервы на случай кризиса, активно используются для того, чтобы не тратить средства ФНБ.

По закону, к расходованию средств можно приступать, когда накопления превысят 7% от ВВП. Это уже произошло, и в следующем году, превышение составит от 1,5 до 2 триллионов рублей. Правительство продолжает обсуждать, что делать с этими средствами. Среди предложений — вложение в зарубежные активы и в инвестиционные проекты.

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич считает, что рассчитывать на то, что резервные средства помогут пережить кризис, наивно. Если ничего кардинально не менять в экономике, ФНБ, в лучшем случае, позволит как-то просуществовать три года, а о том, что будет потом, даже подумать страшно.

— Раньше Силуанов говорил о том, что средств ФНБ нам хватит на 3−4 года, теперь только на три. Причем заметьте, что он просто говорит о том, что мы «проживем», но не говорит о том, как проживем. Может быть, мы проживем с совсем другим курсом рубля, уровнем цен, упавшими доходами и подскочившей бедностью.

Мы можем как-то продержаться три года без полного коллапса, а потом будет непонятно что. По логике Силуанова, если цены на нефть не вырастут за три года, тогда всему конец, Россия прекращает свое существование. Я не вижу другого вывода из его описания. Если экономика не перестроена, когда деньги есть, значит, она уж точно не будет перестроена в режиме жесткой экономии.

Я считаю такую логику принципиально порочной. Конечно, страховочные фонды нужны, но они не являются решением всех проблем и панацеей. Они лишь страхуют на случай не очень длительного кризиса, чтобы не было резкого скачка для населения.

Кстати, в 2008 году так и произошло. Не было никаких трех лет кризиса. Был короткий период падения нефтяных цен, и средства Стабфонда сыграли положительную роль, потому что позволили не почувствовать резкого колебания. Если бы кризис тянулся дольше, ситуация была бы принципиально иной. А ведь тогда и запасы были больше, и конфликта с Западом бы не было, и экономика была на подъеме.

«СП»: — Насколько реально трехлетнее снижение цен на нефть?

— Это реалистичный сценарий. Цены могут упасть в случае перепроизводства и масштабного мирового кризиса, когда начнут тормозиться и развитые, и развивающиеся рынки. Нас может ждать длительное падение цен на нефть по аналогии с серединой 90-х годов. Но тогда это коснулось только развивающихся стран, а по нам ударило дефолтом. Сейчас этот кризис может затронуть и ядро мировой экономики, Японию, США, Китай, ЕС. Так что это не просто предположение, а вполне реалистичный прогноз.

«СП»: — Что же нужно делать?

— Фонды нельзя накапливать только для того, чтобы что-то пережить. После такого длительного кризиса мир станет совершенно иным, и российское присутствие в нем не просматривается. Мы не сможем вернуться туда, откуда вышли. Это будет не обычный, а трансформационный кризис с новыми игроками, технологиями и дележом рынка. К этому переходу мировой экономики в новое качество нужно приспосабливаться, у нас же пока кроме военной силы для этого нового мира нет ничего, но этого мало.

Очевидно, что накапливать надо часть средств на случай предотвращения кратковременных шоков. А на случай долговременных кризисов нужно готовить структурную перестройку экономики, используя протекционизм, быстро повышать конкурентоспособность на мировом рынке, осваивать новые отрасли. Для этого нужно использовать все имеющиеся средства, в том числе денежно-кредитную и торговую политику, бюджетные стимулы, активизировать инвестиционные процессы, развивать бизнес и предпринимательство.

Для всего этого нужно не мариновать фонды, а использовать их часть для экономического развития. Они могли бы стать источником капитализации структур, нацеленных на это развитие. Их можно использовать как залог для привлечения инвестиций. Это предлагалось делать еще до появления первых нацпроектов 2005—2008 годов, но так и не было реализовано. Хотя эта идея абсолютно актуальна, без нее мы не сможем резко двинуть экономку вперед.

Собирая деньги в кубышку, мы останавливаем развитие и программируем серьезный катаклизм. Мы надеемся на авось, а сами ничего не делаем для того, чтобы встроиться в новые процессы. Не время упиваться своими фондами, они не спасут, а лишь позволят продлить агонию.

Ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников рассказал «СП», что идеи по трате средств ФНБ в правительстве уже есть, вопрос в том, насколько они будут эффективны и хватит ли этого на случай кризиса.

— Правительственные экономисты пришли к выводу, что если цена на нефть упадет до 25−30 долларов за баррель, мы сможем продержаться примерно три года, если будем тратить на восполнение выпадающих из бюджета средств из ФНБ.

Читать еще:  Как закинуть деньги на телефон через интернет

Но это во многом абстрактная оценка, параметры, которые закладываются в решение задачи. Потому что если будут такие цены на нефть, то у нас не то, что не будет дополнительных нефтегазовых доходов, которые мы сейчас получаем в связи с бюджетным правилом, а как минимум вдвое сократятся регулярные доходы нефтегазового экспорта. А это уже сокращение доходов бюджета, которые нужно как-то компенсировать. И это для нас очень болезненно, потому что доля расходов, имеющих социальную окраску, приближается к 50%.

ФНБ номинально у нас уже перешагнул 7% ВВП, в нем порядка 124 млрд долл., и по прогнозам он будет расти и дальше. Но, естественно, при ценах на нефть, близких к нынешним. Поэтому динамика цен на нефть имеет для нас принципиальный характер.

«СП»: — И какой же прогноз цен на нефть видится самым реалистичным?

— Сейчас крупнейшие организации пересматривают прогнозы на следующий год в сторону небольшого повышения. В среднем они укладываются в прогнозный интервал 60−65 долларов за баррель. Но это достаточно оптимистичные оценки, которые учитывают действие соглашения ОПЕК+, но не учитывает замедление, если не спад мировой экономики в 2020-м году. А ситуация с экономическим ростом сейчас очень и очень неопределенная.

Если допустить замедление роста мирового хозяйства, то цены оказываются уже в интервале 50−55 долларов за баррель. А наши нефтяные гранды, например, «Лукойл», заявляют, что комфортные цены для них — 62−64 долл./барр.

Так что перспективы неопределенные, но нужно иметь в виду, что по первому кварталу 2020-го сохраняется избыток предложения в размере 700 тыс. баррелей в сутки, и это будет тянуть цены вниз, до 63−65 долл., а дальше они будут зависеть от спроса в мировой экономике.

Поэтому пока что в правительстве считают, что темпы прироста ФНБ будут такими же, как в этом году. Правда, есть риск резкого увеличения добычи сланца, что будет приближать цены к 60 долл. Уже 20 января, когда будет опубликован доклад МВФ о перспективах мировой экономики, ситуация начнет проясняться.

«СП»: — Может, нужно активней вкладывать средства ФНБ в экономику, чтобы не зависеть так от цен на нефть?

— Если следующий год будет таким же, как этот, ФНБ будет увеличиваться. Это позволит тратить его на различного рода проекты. Кстати, нужно иметь в виду, что исторически ФНБ предназначен для балансирования пенсионной системы, и эту функцию никто не отменял, но это в рамках 7%.

Естественно, возникает вопрос, насколько эффективными будут остальные траты. Пока что принято решение, что в ближайшие три года на финансирование проектов, предложенных правительством, будет направлено около триллиона рублей, то есть по 300 с небольшим миллиардов ежегодно. Это могут быть крупные инфраструктурные проекты, которые на каждый рубль ФНБ привлекут еще и 3−4 рубля частных инвестиций. Однако у нас таких проектов очень мало.

Второе направление — кредитование российских экспортеров. Такого рода проекты у нас есть, например, строительство наших АЭС за рубежом, и они выглядят выгодней, чем вложения в инфраструктуру.

Дискуссия продолжается, есть и другая точка зрения, которая говорит о том, что пока эффективность затрат из ФНБ не очевидна, нужно поднять цену отсечения с 42 до хотя бы 45 долларов за баррель. Тогда ФНБ будет получать меньше сверхдоходов, зато эти средства мы пустим на регулярные расходы, например, здравоохранение и образование. Эту точку зрения активно поддерживает Счетная палата. Не исключено, что мы пойдем на это, но пока такое решение отсутствует.

Пугающие прогнозы: Мировой кризис грянет в 2020 году и смоет Россию

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008–2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, точно предсказавший драматические события 2008–2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В 2009-м падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

Вспомним, что в октябре 2018 года премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд, «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2019 и 2020 годах темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один „клик“. Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей. За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный поток-2 “, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“. Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два. Во-первых , это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане. Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

Во-вторых , это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться. По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов. Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой. Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают „короткие“ бумаги. Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн рублей, или $122,8 млрд).

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего вице-премьера Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит. В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в 2008-м составил 5,6%, а в 2009-м экономика рухнула на 7,8% (!). Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

Читать еще:  Как пополнить трафик билайн

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала 1960-х в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно. Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан. Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели. Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты. Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник «МК». При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере. Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго. Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд).

«Да, хорошо, что эта „соломка“ есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября 2008-го по январь 2009-го его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают. Будут обваливать, как делали это в декабре 2014 года, когда нефть просела за год со $107 до $57. Или как в декабре 2015-го , когда Brent стоил уже $37.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно. А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани». Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное. Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый. Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

КРИЗИС в 2020! Шесть «доказательств» того, что КРИЗИС БУДЕТ!

Кризис скоро! Сын маминой подруги в банке работает, недавно по секрету посоветовал покупать доллары/евро/золотые цепочки/машину в кредит/телевизоры и холодильники на все сбережения!
Слышали подобное? А то!

А я ещё каждый день слышу:
sngisback, как же ты достал! Лучше тратить, а не копить — жизнь одна, развлекайся! До старости ведь можно и не дожить.
sngisback, ну как можно быть таким недальновидным, ведь кризис же скоро, об этом все говорят — а ты со своими акциями тут, всю ленту загадил! sngisback, вот обанкротятся все твои Газпромы и Амазоны, вот будешь знать как с колен вставать со своими пенсионными накоплениями!

ПОЭТОМУ СЕГОДНЯ ПОГОВОРИМ О КРИЗИСЕ

Но прежде чем начать и пока вы не убежали за гречкой в Пятёрочку, сразу предупрежу: завтра пятничная тема «КРИЗИС ОТМЕНИЛИ! ШЕСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ТОГО, ЧТО КРИЗИСА НЕ БУДЕТ»

Доказательство №1. ЦИКЛИЧНОСТЬ ЭКОНОМИКИ ПРЕДПОЛАГАЕТ КРИЗИС КАЖДЫЕ 8-10 ЛЕТ. А ПРЕДЫДУЩИЙ КРИЗИС БЫЛ 11 ЛЕТ НАЗАД!

Действительно, цикличность экономики никто не отменял, и подобную картинку можно увидеть в любом учебнике по экономике.
А вот так эта цикличность выглядит на фондовом рынке акций США:

На графике — индекс S&P500 и выделены кризисы, т.е. вот эти самые фазы «от пика ко дну».
1973, 1979, 1981, 1990, 2001, 2008 годы были началом предыдущих «кризисов».
Самые прозорливые видели обвал в 2018-2019 году. И он почти состоялся! Под самый конец 2018 индекс-таки обвалился на 15%, но за месяц поднялся назад. Кризис отменили. Теперь все ждут второй такой «попытки» в 2020 году.

Доказательство №2. ВЕСНОЙ 2019 ПРОИЗОШЛА ИНВЕРСИЯ КРИВОЙ ДОХОДНОСТИ. ЭТО ВСЕГДА ПРОИСХОДИЛО ЗА НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ ДО КРИЗИСА!

На графике — инверсия кривой доходности между «длинным» американским госдолгом и «коротким» американским госдолгом.
Инверсия говорит о том, что на десятые или даже сотые доли процента короткие облигации дают в моменте времени большую доходность, чем длинные. Это нелогично, не правда ли? Ведь дистанция в 10 лет — это дополнительные риски. Мало ли что за 10 лет произойдет, поэтому такие риски неплохо бы приправить большей доходностью. Но происходит инверсия. О причинах данного экономического парадокса можно долго спорить, и это — отдельная большая тема.

Доказательство №3. ИНДЕКС ДЕЛОВОЙ АКТИВНОСТИ (PMI) ПАДАЕТ И УЖЕ НИЖЕ 50%! ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ МОЩНОСТИ США ЗАМЕДЛЯЮТСЯ!

Этот индекс отражает исследование приблизительно 300 промышленных компаний и характеризует состояние делового климата. Показатель выше 50 % говорит об оживлении деловой активности, ниже 50 % говорит об ухудшении экономической ситуации.
Кто-то связывает нынешнее замедление с эскалацией «торговой войны» США-Китай, кто-то — опять же с цикличностью экономики.

Доказательство №4. ФОНДОВЫЙ РЫНОК КРАЙНЕ ПЕРЕГРЕТ! ПОСМОТРИТЕ НА СТОИМОСТНЫЕ МУЛЬТИПЛИКАТОРЫ! НА РЫНКЕ — ПУЗЫРЬ.

Сектор высоких технологий выглядит перегретым с точки зрения стоимостных инвесторов. Часто можно встретить аббревиатуру FAANG (Facebook — Amazon — Apple — Netflix — Google), которая стала символом «нового технологического пузыря», второго после кризиса доткомов в 2000 году.
Так вот, самые «перегретые из перегретых» Netflix сможет себя окупить только за 87 лет, Амазон — за 73 года (цифры актуальны на 23.10.2019)! О боже, куда смотрят эти экономисты! Ведь тут очевидный пузырь — они что, загипнотизированы?!
[Price to Earnings — мультипликатор, показывающий соотношение Цена акции / Чистая прибыль на акцию, один из основных мультипликаторов стоимостной оценки компании].

Доказательство №5. РОСТ ВВП КИТАЯ ЗАМЕДЛЯЕТСЯ. ТОРГОВАЯ ВОЙНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ. ГИГАНТ ПОТЯНЕТ ЗА СОБОЙ В ПРОПАСТЬ ВЕСЬ МИР!

На картинке — темпы роста ВВП Китая в годовом выражении. Падение продолжается уже 1,5 года подряд! Несмотря на то, что таким темпам роста может позавидовать любая экономика мира (напомню, аналогичный показатель для ВВП России изменяется от -2% до +2% в последние 5 лет), тренд очевиден. Многие макроэкономисты связывают именно с этим замедлением предстоящий мировой кризис, а те кто любит «погорячее», связывают это падение с торговыми войнами США и Китая.

Доказательство №6. ПОСМОТРИТЕ НА ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ СТАВКИ ЕВРОПЕЙСКОГО ЦЕНТРОБАНКА! ЭТО НЕ МОЖЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ ВЕЧНО. ФРС США ТОЖЕ НАЧАЛА СНИЖАТЬ СТАВКИ.

Очень интересное явление наблюдается в европейской экономике. Теоретически, отрицательные или нулевые ставки побуждают людей и компании брать больше займов и больше тратить, тем самым стимулируя экономику. К чему это в итоге приведут отрицательные ставки — точно не знает никто: такое делается впервые в такой крупной экономике.
Критики отмечают, что такие ставки помогают поддерживать на плаву неэффективные компании, не дают им обанкротиться, тем самым запустив процесс «очищения», вредит европейским банкам, которым сложно конкурировать с американскими.
ФРС США в 2019 также начала снижать ключевую процентную ставку. В первую очередь представители ФРС объясняют эти снижения угрозой замедления экономического роста (см. пункт №3) и обещают эти снижения прекратить как только увидят эффект, не доводя ставку до нуля, но их действия и слова подозрительно напоминают события 2008-2009 годов.

Я в свою очередь имею четкий план, в который кризис (ровно как и его отсутствие) прекрасно вписывается.
Я веду свой канал в Телеграме, где пишу о сложном просто и рассказываю о том, как я уже в 30 лет задумываюсь о выходе на пенсию, который при удачном стечении обстоятельств может состояться в 43 года (в 2031 г.), и какие шаги я для этого предпринимаю.
Если ссылка не открывается, то просто введите в поиск в телеграме: @finindie.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector