Когда экономика россии начнет расти

Новый феодализм в России не позволяет расти российской экономике

YKTIMES.RU – Вместо тающей в полете «ракеты-эскимо», анонсированной президентом Владимиром Путиным, Россия в 2019 году получила тающие надежды на ускорение экономического роста, пишет finanz.ru.

За 11 месяцев российский ВВП прибавил 1,3%, показав результат почти вдвое хуже прошлого года (2,3%). И хотя планку, установленную Минэкономразвития, экономике взять удалось, от мировых темпов (3,5%, по данным МВФ) Россия отстала втрое.

Начало года не обещало даже такой цифры: в первом квартале ВВП рос на 0,5%, во втором – на 0,9%, а, по оценке ЦБ, единственной движущей силой экономики остались потребительские кредиты, которые банки выдавали со скоростью больше 2 триллионов рублей в год.

Но с лета на помощь пришла магия Росстата: при падающих грузоперевозках (-4,3% по коммерческим грузам за январь-ноябрь), сокращении спроса на рабочую силу (-1,2% к ноябрю) и рекордном с 2008 года снижении индексов деловой активности, российской статистике почти удавалось месяцами рапортовать об устойчивом росте промпроизводства (на 2,4% за январь-ноябрь) и буме высоких технологий: по данным на октябрь, на 26% в России подскочило производство компьютеров, на 97% – медоборудования.

К ноябрю мешок статистических чудес в промышленности оказался исчерпан до дна: Росстат сообщил о замедлении роста почти до нуля (0,3%) и зафиксировал провал в машиностроении и металлургии.

Маги статистики переключились на уровень жизни. Меньше чем за сутки до «Большой пресс-конференции» президента Владимира Путина Росстат пересмотрел данные по реальным располагаемым доходам и увеличил показатель вчетверо – с 0,2% роста до 0,8%. В денежном выражении, согласно Росстату, в карманах потребителей возникли 3,5 триллиона рублей дополнительной покупательной способности.

Но большинство оказалось на этим празднике жизни чужим: 60%, по данным ВЦИОМа, признали уходящий год плохим и трудным для себя и для страны. «Население полноценно перешло в категорию «вынужденного заемщика», – констатирует экономист Райффайзенбанка Станислав Мурашов: у каждой второй семьи есть кредит, долговая нагрузка выросла до исторических рекордов, а возможность сберегать, если измерять ее ростом вкладов, оказалась на историческом минимуме (+6-7% год к году).

Вслед за населением рублем проголосовал крупный бизнес: по данным ЦБ, частные инвестиции в экономику сокращались весь год, а мизерный итоговый прирост (0,6-1%) полностью обеспечил купающийся в деньгах бюджет.

Хотя инвестиции – это краеугольный камень в концепции ускорения правительства, «уже можно, с уверенностью сказать первый год реализации национальных проектов характеризовался обвальным спадом инвестиционной активности», рассуждает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов: даже в 2017-18 гг инвестиции росли четверо быстрее (на 4,8% и 4,3% соответственно).

Уходящий год стал еще одним шагом России к экономике «нового феодализма», где 50% – это госссектор, где «баронам»и «бояра) за службу дарованы феоды в вид регионов или корпораций, где 30-40% контролируют «опричники», облепившие властные структуры всех уровней, а также пара сотен семей и десяток нерезидентов, соединенных денежной данью, присягой на верность, личной унией и семейными союзами, перечисляет завотделом рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин.

Свободной экономики в стране осталось 10-15%, сетует Миркин: в основном это розница, обложенная данью, как Золотой орде. Независимый бизнес сжимается и умирает.

План национальных целей развития, подписанный в мае премьером Дмитрием Медведевым, требует, чтобы в следующем году экономика ускорилась до 2,1%, а начиная с 2021-го чудесным рывком достигла скорости 3% и выше. Но оптимизм правительства встречает скепсис экономистов: проведенный в октябре опрос ВШЭ, проведенный в октябре, в котором приняли участие 11 российских и зарубежных инвестбанков, семь аналитических центров, два института РАН и две крупные корпорации («Лукойл» и «Камаз»), показал, что даже в рост на 2% в ближайшие 6 лет не верит никто.

Минфин обещает увеличить вливания из бюджета в экономику и нацпроекты. Но не стоит забывать, что этот «пир» финансируется из налогов, напоминает Мурашов.

«Надеяться на быстрый рост экономики или даже опережение среднемировых темпов роста в ближайшие годы не стоит, – говорит он. – В условиях внешней напряженности российские власти вряд ли выйдут из «защитного» режима, а без этого ускорение невозможно».

Что будет с экономикой России ближайшие 6 лет, простыми словами.

Готовя этот пост, я старался не трогать политику, но так получилось, что наша экономика уже давно лишена самостоятельности и почти ничего, кроме политики на нее не влияет. К счастью, политику тоже можно объяснить простыми словами.

Тема политики очень скользкая так что перед началом рассказа я просто абстрагируюсь от нее. Мое мнение на счет того кто хороший, а кто плохой не важно, считайте, что я полностью аполитичен. Но все равно мне кажется что пост могут удалить.

Представим что вы стали президентом США. Рейтинг у вас не самый лучший, да и стали вы президентом скорее из-за интереса определенного круга людей, чем из-за преобладающего количества голосов ваших избирателей. Избиратели вас не любят, надо исправлять ситуацию, а самый простой способ отвлечь людей от внутренних проблем, это найти внешнего врага. Способ используется США уже более 60ти лет. Работает на 100%. В Римской империи для этого использовали гладиаторские бои. ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ. Вы решаете найти врага. Хотя зачем кого-то искать, при вашем афроамериканском предшественники это был Иран, Северная Корея и Российская Федерация.

Вы считалочкой эники бэники ели. выбираете одну из этих стран и палец тыкает прямо в Иран. Блин. Вы же с ними только что мирный договор заключили. Да ладно, просто бумажки, все отменяем и под санкции. Ваш партнер в Лице Саудовской Аравии вам только спасибо скажет. А если Иран хорошо себя будет вести санкции отменим.

Так, кто там остался. Снова считалочка. О, Северная Корея. Они же ядерное оружие произвели, да и угрозы на весь мир транслируют, хотя это не доказано, но когда это вас останавливало? Кто там у нас Северную Корею контролирует, а точно Китай.

— Усмири своего друга?

— Ага щас, разбежался.

— Пошлину на все китайские товары в США введу!

-Ладно, что так сразу-то, сейчас я Киму позвоню.

И вот впервые за многие годы Северная и Южная Корея ведут переговоры о мирном урегулировании. Как быстро я все разрулил думаете вы. Пока так прет надо продолжать. Кто там остался из списка. О, Россия. Пора бы их усмирить, а то совсем обнаглели, в Сирии против нас кхм., т.е. против умеренной оппозиции воевать. Да и дешевая нефть из Сирии уже не так активно к нам поступает, а военные бюджеты растут.

-Выводи войска из Сирии?

-Ты ввел санкции против наших банков, госпредприятий, политиков, даже против моей собаки, ты бы еще против Дерипаски санкции ввел.

Читать еще:  Как оплатить мобильную связь через интернет

-А вот возьму и введу!

Как в правилах хорошего гоп стопа, было бы желание, а до чего докопаться всегда найдем. Британия обвиняет Россию в попытке применения хим оружия на ее территории закручивает снова тему со Скрипалем. Российских дипломатов почти со всех европейских стран высылают. А против предприятия Дерипаски вводят санкции.

Экономический эффект от этого сразу же ощутили индексы российских бирж. Чтобы вы понимали, что будет в долгосрочном эффекте объясню, что такое предприятие Дерипаски. Это почти все алюминиевое производство России, я уже не говорю про смежные предприятия. Количество сотрудников, ощутивших последствия санкций порядка 60000 человек. Но на самом деле гораздо больше.

Есть такая штука называется мультипликационный эффект. Представьте, вы обычный россиянин работающий на крупном предприятии, у вас жена и ребенок. Такой же обычный предприниматель из вашего города берет кредит в банке и открывает пекарню со 100 работниками, вы покупаете у него хлеб и кормите им свою семью, все довольны. Забыл сказать. Работаете вы на предприятии Дерипаски, и сейчас заказов стало гораздо меньше, ведь алюминий, что он продавал за границу теперь запрещено покупать. В итоге принято решение вас сократить. Вы не можете купить хлеб, это плохо для вашей жены и ребенка, проблемы так же начинаются у 100 сотрудников пекарни, которым сокращают или задерживают зарплату, ведь уволили не вас одного и много кто перестал покупать хлеб. Отделения банка где предприниматель брал кредит на пекарню, вообще закрылось, ведь кредит оно выдавало не только пекарне, а всем предприятиям города и никто ни у кого, ничего не покупает, кредиты не отдает и вообще безработица начинает бить все рекорды.

Теперь представьте, что вы российский президент. Вас только что избрали на 6 лет, а значит можно немножко пошалить.

Но как гром среди ясного неба война в Сирии съедает бюджет быстрее, чем растут цены на продукты в магазинах, санкции длятся 4й год, коррупция в стране поставила Россию на один уровень с Ираном и Непалом, Навальный опять собирает митинг. И вы уже потихоньку начинаете жалеть, что избирались на второй срок. Но русские не сдаются. Вы у власти уже 18 лет и прекрасно знаете что делать.

Войну в Сирии надо выиграть раз уж начали, чего бросать, тем более любой стране всегда нужен внешний враг, так что продолжаем отвлекать россиян от внутренних проблем, внешними победами. Цены на продукты всегда росли, ничего страшного, пусть вместо цен телевизор лучше смотрят, там как раз про очередную победу в Сирии рассказывают. А Навальный, да господи, опять на 20 суток посадим, а митинг Росгвардия разгонит. Не зря же вы ее недавно сформировали. Ну а уж если будет сильная безработица, обвиним во всем Америку, в конце концов это она санкции ввела. Все, все проблемы решены, ах да коррупция. Ну вообще-то коррупция была в России со времен основания Руси, и никто из российских правителей не мог ее искоренить, кто вы такой чтобы так радикально менять российские традиции, так что пусть мой приемник парится.

Как вы поняли, с экономикой российские власти ничего делать не будут, почему? Да потому что единственный реальный способ развить экономику России в условиях санкций это стимулировать развитие малого и среднего бизнеса, снижения налоговой нагрузки, но все это невозможно без ликвидации этой тотальной коррупции.

Вот и получается, что экономика России полностью зависит от наших политиков, других врагов у США с которыми им нужно сражаться пока нет, поэтому они предпочтут продолжить баталии с нами еще очень долго. С коррупцией бороться тоже никто не собирается, так что ситуация с нашей экономикой весьма плачевна. Ранее я давал прогноз на 70 рублей за доллар до конца года, почему-то мне кажется что это не предел. Цены на продукты и энергоносители дальше продолжат свой рост, а единственной перспективной сферой экономики России на ближайшие 6 лет станет сельское хозяйство, сфера услуг и ритейл продуктов питания и только их. Потому что экономить россияне будут на всем остальном. Большинство россиян в условиях ухудшения экономических ситуаций начнут искать способы стабильного дохода, многие из них переключится на криптовалюты т.к. расти они будут стабильно.

Повторюсь еще раз я полностью аполитичен и не придерживаюсь чьей-то определенной стороны. Мне бы очень хотелось вместо этого негативного и холодного прогноза сказать вам что все будет хорошо и мы наконец выберемся из всей этой ситуации, но лучше я скажу правду. А то, что все будет хорошо вы сможете услышать и от наших политиков из новостей.

Единственный способ уберечься от всего этого, это вложить свои сбережения в те сферы, что я описал. Если вы не бизнесмен и просто хотите не потерять свои деньги, купите доллары, покупайте только реальные деньги в обмениках или положите их на долларовый депозит. Никаких сделок в терминале, комиссия съест ваши доходы. До конца года цена доллара достигнет 70 рублей.

«У нас есть правильное понимание экономических процессов»: Максим Орешкин в интервью RT подвёл итоги 2019 года

В экспертном сообществе уходящий год для экономики России считается стабильным. Так, 2019-й завершается с тройным профицитом: федерального бюджета, а также платёжного и торгового балансов. Инфляция отметилась на историческом минимуме, ВВП вырос, хоть и медленнее, чем ожидали аналитики. Всё дело в снижении доходов россиян, которое привело к падению потребительского спроса.

По этой причине власти определились с основной задачей на 2020-й год. «В последний квартал уходящего года, даже начиная с третьего, мы видим определённые темпы роста доходов населения и реальных заработных плат. Нужно, чтобы эта тенденция была сохранена и усилена. Это задача номер один», — заявил президент России Владимир Путин на предновогодней встрече с правительством.

По традиции об итогах года в экономике России в эксклюзивном интервью корреспонденту RT Илье Петренко рассказал глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

— Как вы считаете, что сейчас представляет наибольшую угрозу для экономики России: санкции или нестабильность мирового рынка в целом?

— Разумеется, в международной экономике существует целый ряд негативных тенденций, которые сказываются и на экономике России. Как я уже говорил, в текущем году зарегистрированы самые низкие показатели экономического роста за последние десять лет, что отрицательно влияет на темпы роста нашего экспорта в реальном выражении. Что касается номинального выражения, мы пострадали от снижения цен на различные сырьевые товары, в числе которых нефть, металлы, уголь и так далее. Это не может не отражаться на положении дел в целом.

Положительный момент в том, что, благодаря введению бюджетного правила, инфляционному таргетированию и гибкому обменному курсу, мы в гораздо большей степени защищены от волатильности рыночных цен.

В России в 2019 году значительно замедлилась инфляция, постепенно снижалась ключевая ставка Центробанка и укреплялся рубль. Как вы вкратце можете прокомментировать успехи в макроэкономике? И стоит ли с оптимизмом ожидать сохранения положительной динамики в новом году?

— Я бы не стал связывать укрепление рубля с оптимизмом. Это свидетельство крайне слабого внутриэкономического спроса, как и наблюдаемый нами низкий уровень инфляции.

Читать еще:  Как восстановить карту тинькофф

Усиление рубля — это очень хорошо, когда за этим стоит быстрый рост производительности. Однако, если укрепление обусловлено низким спросом, это значит, что мы упускаем выгоду, которую могли бы получить, будь внутренний спрос выше. Центробанк снижает ставку рефинансирования, что впоследствии, надеюсь, выразится в положительных тенденциях касательно спроса.

Правительство также занято разработкой вариантов стимулирования спроса в следующем году. Таким образом, вместе эти меры позволят вернуться к прежнему целевому показателю инфляции — 4%, а также к обеспечению ускорения экономического роста, повышению спроса и установлению более стабильного курса рубля.

— По прогнозам Всемирного банка, в следующем году рост ВВП России составит 1,6%. Как такая оценка соотносится с вашими ожиданиями?

— Наши прогнозы находятся на уровне 1,7% ВВП. Конечно, существует риск, что это значение окажется ниже, но мы приложим все усилия, чтобы этот показатель оказался как можно выше. Это стандартный сценарий.

— Насколько оправдался ваш прогноз на 2019 год?

— Я не могу оценивать свои прогнозы. Например, положительный момент: мы опубликовали прогноз по росту экономики, насколько я помню, в августе прошлого года и не меняли его в течение года, хотя звучала критика то по поводу завышенных ожиданий, то по поводу заниженных. И так весь год. Нас критиковали с обеих сторон, но в итоге цифры оказались очень близки к нашему прогнозу, а это указывает на то, что у нас есть правильное понимание экономических процессов.

— В 2019 году мы видели немало обнадёживающих признаков, что мир готов инвестировать в Россию. Но были и негативные моменты.

— Статистика свидетельствует о росте прямых иностранных инвестиций. Но, отвечая на подобные вопросы, я всегда подчёркиваю, что для России важнее не количество ПИИ, а их качество. В некоторых случаях речь может идти о скромном взносе в российскую экономику, но в сочетании с новыми технологиями или новым подходом к управлению его ценность гораздо выше, чем если бы это была просто большая сумма денег.

Рубль укрепляется — значит, в этом году российский платёжный баланс находится в очень сильном состоянии и нет необходимости ликвидировать какие-либо пробелы. Это доказывает, что ПИИ в связке с новыми технологиями, управленческими методами и тому подобным играют более важную роль, чем один только значительный приток капитала. Повторюсь, в этом году объёмы ПИИ выросли, их общая сумма продолжает увеличиваться, но качество куда важнее.

— В целом можно ли сказать, что в этом году Россия стала привлекательней для иностранных инвестиций?

— В значительной степени так и есть. У нас пока нет окончательных цифр касательно инвестиционной деятельности, но, по нашим ожиданиям, показатели соотношения между объёмом инвестиций и ВВП будут самыми высокими за много лет. Если взглянуть на составленный рейтинг Всемирного банка по условиям ведения бизнеса, вы увидите, что Россия постепенно поднимается всё выше (в 2019 году Россия поднялась с 31-й на 28-ю строчку из 190, обогнав Францию и Нидерланды. — RT). Разумеется, перед нами стоит ещё много вопросов. Нам предстоит завершить целый ряд масштабных реформ. В настоящий момент, например, ведётся работа над реформой контрольно-надзорной деятельности. Это своего рода гильотина, которая избавит нас от устаревших требований. Мы принимаем множество мер, которые помогут сделать деловую среду ещё лучше.

«У нас есть правильное понимание экономических процессов»: Максим Орешкин в интервью RT подвёл итоги 2019 года

В экспертном сообществе уходящий год для экономики России считается стабильным. Так, 2019-й завершается с тройным профицитом: федерального бюджета, а также платёжного и торгового балансов. Инфляция отметилась на историческом минимуме, ВВП вырос, хоть и медленнее, чем ожидали аналитики. Всё дело в снижении доходов россиян, которое привело к падению потребительского спроса.

По этой причине власти определились с основной задачей на 2020-й год. «В последний квартал уходящего года, даже начиная с третьего, мы видим определённые темпы роста доходов населения и реальных заработных плат. Нужно, чтобы эта тенденция была сохранена и усилена. Это задача номер один», — заявил президент России Владимир Путин на предновогодней встрече с правительством.

По традиции об итогах года в экономике России в эксклюзивном интервью корреспонденту RT Илье Петренко рассказал глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

— Как вы считаете, что сейчас представляет наибольшую угрозу для экономики России: санкции или нестабильность мирового рынка в целом?

— Разумеется, в международной экономике существует целый ряд негативных тенденций, которые сказываются и на экономике России. Как я уже говорил, в текущем году зарегистрированы самые низкие показатели экономического роста за последние десять лет, что отрицательно влияет на темпы роста нашего экспорта в реальном выражении. Что касается номинального выражения, мы пострадали от снижения цен на различные сырьевые товары, в числе которых нефть, металлы, уголь и так далее. Это не может не отражаться на положении дел в целом.

Положительный момент в том, что, благодаря введению бюджетного правила, инфляционному таргетированию и гибкому обменному курсу, мы в гораздо большей степени защищены от волатильности рыночных цен.

В России в 2019 году значительно замедлилась инфляция, постепенно снижалась ключевая ставка Центробанка и укреплялся рубль. Как вы вкратце можете прокомментировать успехи в макроэкономике? И стоит ли с оптимизмом ожидать сохранения положительной динамики в новом году?

— Я бы не стал связывать укрепление рубля с оптимизмом. Это свидетельство крайне слабого внутриэкономического спроса, как и наблюдаемый нами низкий уровень инфляции.

Усиление рубля — это очень хорошо, когда за этим стоит быстрый рост производительности. Однако, если укрепление обусловлено низким спросом, это значит, что мы упускаем выгоду, которую могли бы получить, будь внутренний спрос выше. Центробанк снижает ставку рефинансирования, что впоследствии, надеюсь, выразится в положительных тенденциях касательно спроса.

Правительство также занято разработкой вариантов стимулирования спроса в следующем году. Таким образом, вместе эти меры позволят вернуться к прежнему целевому показателю инфляции — 4%, а также к обеспечению ускорения экономического роста, повышению спроса и установлению более стабильного курса рубля.

— По прогнозам Всемирного банка, в следующем году рост ВВП России составит 1,6%. Как такая оценка соотносится с вашими ожиданиями?

— Наши прогнозы находятся на уровне 1,7% ВВП. Конечно, существует риск, что это значение окажется ниже, но мы приложим все усилия, чтобы этот показатель оказался как можно выше. Это стандартный сценарий.

— Насколько оправдался ваш прогноз на 2019 год?

— Я не могу оценивать свои прогнозы. Например, положительный момент: мы опубликовали прогноз по росту экономики, насколько я помню, в августе прошлого года и не меняли его в течение года, хотя звучала критика то по поводу завышенных ожиданий, то по поводу заниженных. И так весь год. Нас критиковали с обеих сторон, но в итоге цифры оказались очень близки к нашему прогнозу, а это указывает на то, что у нас есть правильное понимание экономических процессов.

— В 2019 году мы видели немало обнадёживающих признаков, что мир готов инвестировать в Россию. Но были и негативные моменты.

Читать еще:  Как быстро рассчитаться с кредитами

— Статистика свидетельствует о росте прямых иностранных инвестиций. Но, отвечая на подобные вопросы, я всегда подчёркиваю, что для России важнее не количество ПИИ, а их качество. В некоторых случаях речь может идти о скромном взносе в российскую экономику, но в сочетании с новыми технологиями или новым подходом к управлению его ценность гораздо выше, чем если бы это была просто большая сумма денег.

Рубль укрепляется — значит, в этом году российский платёжный баланс находится в очень сильном состоянии и нет необходимости ликвидировать какие-либо пробелы. Это доказывает, что ПИИ в связке с новыми технологиями, управленческими методами и тому подобным играют более важную роль, чем один только значительный приток капитала. Повторюсь, в этом году объёмы ПИИ выросли, их общая сумма продолжает увеличиваться, но качество куда важнее.

— В целом можно ли сказать, что в этом году Россия стала привлекательней для иностранных инвестиций?

— В значительной степени так и есть. У нас пока нет окончательных цифр касательно инвестиционной деятельности, но, по нашим ожиданиям, показатели соотношения между объёмом инвестиций и ВВП будут самыми высокими за много лет. Если взглянуть на составленный рейтинг Всемирного банка по условиям ведения бизнеса, вы увидите, что Россия постепенно поднимается всё выше (в 2019 году Россия поднялась с 31-й на 28-ю строчку из 190, обогнав Францию и Нидерланды. — RT). Разумеется, перед нами стоит ещё много вопросов. Нам предстоит завершить целый ряд масштабных реформ. В настоящий момент, например, ведётся работа над реформой контрольно-надзорной деятельности. Это своего рода гильотина, которая избавит нас от устаревших требований. Мы принимаем множество мер, которые помогут сделать деловую среду ещё лучше.

Экономполитика

Мрачные прогнозы: что тянет Россию на дно

ОЭCР ухудшила прогноз по росту экономики России

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) понизила прогноз по росту ВВП России в 2019 году. Вместо ожидаемых 1,4% он составит 0,9%, считают аналитики. Российская экономика тормозит из-за нацпроектов, которые еще в начале года cчитались главным драйвером. Бюджеты не осваиваются, инвестиции не растут, а у России все меньше «ножек», на которых можно устоять, резюмируют эксперты.

Рост ВВП России в 2019 году замедлится до 0,9%, а в 2020-м составит 1,6%, прогнозируют в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в своем новом сентябрьском докладе по странам G20. Организация понизила прогноз на полпроцента с мая, когда ожидалось, что экономический прирост в России составит 1,4% и 2,1% в 2019 и 2020 годах соответственно.

Между тем в России дают более высокие прогнозы по экономическому росту. В частности, Минэкономразвития ожидает, что по итогам 2019 года рост ВВП России составит 1,3%, а в следующем — 1,7%.

Впрочем, Центробанк России

в сентябре уже снижал свои ожидания по экономическому росту.

Согласно последнему прогнозу регулятора, рост ВВП по итогам текущего года будет в диапазоне 0,8 — 1,3%, вместо прогнозируемых ранее 1–1,5%.

В своем докладе ОЭСР в числе отрицательных факторов указывает неопределенность. Неопределенность экономической ситуации регулярно находится в списке сдерживающих рост производства обстоятельств, согласно опросам Росстата. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты также напомнили, что перед страной маячит угроза новых антироссийских санкций, кроме того, неясно, что будет происходить с ценами на нефть и как будет дальше развиваться ситуация в принципе. Все это можно описать широким понятием «неопределенность».

Кроме того, эксперты указывают на торговые напряженности — между США и Китаем развернулась настоящая война. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявляла, что торговые конфликты могут негативно повлиять и на российскую экономику.

«Эти изменения, конечно, неблагоприятны, это влияет на торговые переговоры. Риск торговых международных войн влияет на восприятие инвесторами экономических перспектив, существует риск снижения темпов глобальной экономики. Это может повлиять на российскую экономику через цены на нефть, спрос на нефть и другие товары, через финансовые рынки. Мы будем учитывать этот факт как один из факторов, влияющих на наше прогнозирование и решения», — объясняла Набиуллина в интервью Bloomberg на полях ПМЭФ.

Напомним, в прошлом году рост экономики России составил 2,3%, по оценке Росстата, и 2% — согласно оценке Минэкономразвития. Между тем первый показатель признавали «совершенно неожиданным» в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

«Уже прошло 9 месяцев этого года, и те ожидания, которые были в начале года, связанные с началом реализации национальных проектов как драйвера экономики, не сбываются. По крайней мере, не в полной мере», — комментирует понижение прогноза главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

На реализацию национальных проектов по 12 направлениям с 2019 по 2024 год российские власти планируют потратить более 25,7 триллионов рублей. Расходование бюджетных средств по ним остается пока низким — меньше половины. По последним данным Минфина России, кассовое исполнение нацпроектов на 13 сентября составило всего лишь 47%.

Таким образом, существенная часть средств, которые должны были быть направлены на финансирование нацпроектов в этом году, видимо, использованы не будут, отмечает Тихомиров. «Это скажется и на уровне инвестиций, экономической активности, которая могла бы сопровождать реализацию нацпроектов», — резюмирует экономист.

Кроме того, одним из факторов, влияющих на понижение прогноза, эксперт указывает продолжение жесткой бюджетной политики. У бюджета значительный профицит — но средства выделяются в меньших масштабах, чем должно было быть, с точки зрения госфинансирования — это является тормозом для экономики.

«Сопутствующий слабой экономике [России] и жесткой бюджетной политике потребительский спрос как драйвер экономики сейчас тоже играет роль тормоза», — добавляет он.

Доходы падают, розничная торговля тормозит.

Заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов признает, что в 2018 году экономика стояла на «трех ножках». «Было три источника роста: это конечное потребление домохозяйств, экспорт и росли инвестиции в основной капитал», — поясняет эксперт.

А в этом году рост инвестиций всего на 0,5% с учетом полного круга компаний и неформальной деятельности, при этом если смотреть среди крупных компаний, то в первом полугодии они сократились на 1,1%, продолжает эксперт. То есть одной опоры из трех уже нет.

C экспортом из-за торговых войн уже тоже сложнее — из источников роста он ушел, добавляет эксперт. Таким образом, экономике России остается держаться на одной ножке — конечное потребление домохозяйств. Однако и с этим есть проблемы. Их вклад в ВВП не 1,5 п. п., а 0,8 в этом году, подчеркивает эксперт.

«И то парадоксально выглядит на фоне снижения реальных доходов населения. Правда, растут зарплаты и кредитование»,

— говорит Миронов. Потребительское кредитование действительно поддерживает расходы домохозяйств. Ранее в ЦБ признали, что потребительские кредиты остались единственным источником роста экономики.

При этом доходы компаний растут, по словам Миронова, но даже те источники софинансирования инвестиций, которые экономика генерирует, не используются. То есть деньги уходят в отток капитала, в иностранные активы.

Помимо понижения российского прогноза, в обновленном докладе ОЭСР также ухудшила прогноз по мировому экономическому росту до 2,9% в 2019 году и до 3% в 2020-м. В мае ОЭСР исходила из того, что мировая экономика покажет рост на 3,2 и 3,4%.

Ссылка на основную публикацию
×
×
×
×
Adblock
detector